20:49 

Мое первое творение

Параноидальная психопатия
Цветок у края пропасти прекрасен.
Мы в страхе замираем на краю,
Вместо того, чтобы ступить на небо,
Забыв о страхе, как этот цветок.

- Мама! Мама! Смотри, смотри, что Я могу! - мальчик лет шести бежал со всех ног к дому, крича на всю округу. - Мама, мама, мама, смотри, ма-ма!!!
Он залетел в большой дом, проносясь через комнаты, пока не попал в просторный кабинет, где и была красивая молодая женщина, которой предназначались столь громкие возгласы. Сидела за столом, перебирая старые бумаги. У нее было круглое лицо с тонким носом, карие глаза и довольно крупный рот, который совершенно её не портил, а напротив придавал лицу загадочность и выразительность. Прямые черные волосы заколоты на макушке в оданго, а длинная челка ниспадала на глаза, скрывая тонкую изогнутую линию бровей. На ней было надето белое шелковое кимоно, подвязанное голубым оби и украшенное снизу росписью, изображающей горный ручей, впадающий в синее бездонное озеро. По всему было понятно, что она принадлежала к знатному роду.
- Мама, мама, смотри, смотри же!!! - не успокаивался ребенок. - Вот чему Я научился! Путь Разрушения 4.
И в этот же момент из маленьких ручонок вылетела слабая молния, недолетавшая даже до стены.
- Ну как? - и пара таких же карих глаз, как и у госпожи, вопросительно уставились на нее.
- И это все? Разве стоило меня из-за этого беспокоить? - сухо ответила женщина, не отвлекаясь от бумаг. - Я занята. Еще раз, Като-сан, вы ворветесь без стука в мою комнату, пеняйте на себя! А теперь идите и займитесь чем-нибудь полезным, или хотя бы тем, что у вас действительно получается, а если вы не имеете никаких способностей, то и не стоит пытаться! Вы свободны!
Мальчик выбежал весь в слезах…


Прошло несколько десятков лет, и маленький заплаканный мальчик превратился в высокого худощавого юношу с карими глазами и кучерявыми каштановыми волосами. Он уже не мог себе позволить плакать, или бегать по улице, потому что в этом году он поступил в Академию Шинигами. Это значило, что теперь все его свободное время будет посвящено изучению Кидо, Шунпо и Хакудо.
В огромном зале собралось много первокурсников, преподавателей, прибыли даже некоторые капитаны Готей 13.
- Смотрите, это же капитан Укитаке Джуширо, - произнес кто-то из студентов довольно громко и указал пальцем на беловолосого мужчину, смотрящего в окно. - Он капитан 13 отряда, мой оте…
Юноша не смог договорить, потому что в центр зала вышел низкий старик с длинной седой бородой и такими же длинными седыми волосами.
- Дорогие первокурсники, сегодня вы вступаете на сложный и нелегкий путь, вы становитесь учениками Академии Шинигами, это значит, что через несколько лет…
Като не слушал, что говорил старичок, он смотрел по сторонам, будто искал кого-то.
«Как много студентов… Интересно, где мой класс? В списке было написано, что я - в А, надеюсь, я ничего не перепутал. Как узнать, где это?»
- Извините, вы не подскажите, где класс А? Как мне туда попасть? - робко спросил он сидящего рядом паренька.
- Класс А? Ты что, ничего не знаешь? - грубо ответил тот.
- Нет, простите.
- Класс А - это не аудитория, а группа в которую тебя определили. Это значит, что ты не плохо сдал вступительные экзамены и обладаешь силой выше, чем у большинства поступивших.
- А вы тоже в классе А? - заглядывая в глаза собеседнику, прошептал Като.
- Нет, Я в классе B, и не смей надо мной издеваться, это не о чем еще не говорит, - резко оборвал юноша.
«Тут все такие злобные? Трудно мне придется…» - думал Като, отвернувшись от него.
А в это время вместо седобородого старика начал говорить беловолосый капитан.
- Уважаемые первокурсники, Я, в лице Готей 13, поздравляю вас с поступлением в старейшую и богатейшую традициями Академию Шинигами. Мы желаем вам быстрее адаптироваться к тяжелой, напряженной работе, освоить как можно больше дисциплин и выйти из Академии сильными и справедливыми шинигами, готовыми вступить в Готей 13. Также мы поздравляем учеников других курсов и наставников с новым учебным годом!
Ученики дружно захлопали, а на бледном лице капитана заиграл слабый румянец. Он встал обратно на свое место рядом с высоким мужчиной с длинными кучерявыми волосами.
- Молодец, Джуширо-кун, хорошо сказал, - подмигнув, обратился тот к нему. - Я конечно ничего против не имею, но почему отправили именно нас? Больше некого было послать!?
- Хватит причитать, Шунсуй-кун, ты как маленький, - с напускной строгостью ответил Укитаке.
В классе А оказалось шесть девушек и девять юношей, больше половины были из Руконгая, и лишь несколько человек из мелкой аристократии. И, как это часто бывает, все тут же разбились на пары. Кроме Като: он так и остался робко сидеть в стороне, смотря на свои руки и думая о посторонних вещах.
«Как всегда мне везет. Наверное, я сам виноват: замкнутый, необщительный»
Его мысли оборвал хлопок дверей, в комнату вошел наставник.
- Ну что, начнем перекличку?...


Приближалась зима, и вся Академия Шинигами жила в предвкушении праздников. Большинство учеников думали не о Кидо и Зампакту, а о том, как проведут короткие выходные. Они строили планы, заготавливали подарки. Особенно важно это было для первокурсников - ведь это их первая поездка домой с начала обучения.
- Като-сан, ты когда поедешь домой? - обратилась пухленькая девушка с маленькими серыми глазками, как у мышки.
- Я? - удивленно переспросил юноша, оторвавшись от книги.
- Ну ты же Като-сан!
- Не знаю, скорее всего, я в этом году не поеду, - холодно ответил он.
- Почему? - не унималась мышка.
- У меня много проблем, я должен остаться здесь и потренироваться!
После этих слов юноша встал со своего места, собрал книги и вышел из комнаты.
«Мне нужно поскорее вернуться в мою комнату, пока все не начали доставать меня глупыми вопросами».
Он быстро прошел по длинному коридору и вышел на улицу. Обойдя несколько зданий, Като вошел в помещение, осветленное тусклым отблеском фонаря. Пройдя, по полутемному проходу, он приблизился к своей комнате и, резко открыв седзи, зашел внутрь.
Комната его напоминала скорее одиночную камеру в тюрьме. Серая и темная, в которой можно было обнаружить лишь футон и письменный стол, и больше ничего. Со стороны и не скажешь, что здесь вообще кто-то живет, только отсутствие пыли и письменные принадлежности на столе - доказательство обитаемости этой комнаты.
Но нет, на столе помимо кисточки и бумаги стоит небольшая картинка в темно-вишневой рамке. На ней изображена красивая женщина с черными волосами и большими карими глазами… Единственное украшение этой камеры.


В большом кабинете за столом сидел старик с длинной бородой (тот самый, который говорил поздравительную речь первокурсникам) и что-то писал на листах бумаги. Его отвлек стук за стеной.
- Войдите, - громко сказал он.
- Здравствуйте, Хидэёси-Сенсей. - поздоровался высокий мужчина, стоя на коленях и кланяясь старику.
- А, здравствуй, - оторвавшись от бумаг, пробормотал хозяин комнаты.
- Мне нужно с вами поговорить насчет одного ученика, - поднимаясь на ноги, робко начал посетитель.
- Которого?
- Като Соуске, вот досье.
И на стол упала толстая папка.
- С ним что-то не так?
- Его способности … его способности превосходят по силе способности учеников его курса, мне кажется его надо перевести на 3 курс.
- Вы уверены в этом? - строго спросил Хидэёси.
- Да, абсолютно, - подтвердил молодой мужчина, кивая при этом головой.
- Хорошо. Для того, чтобы принять это решение, я должен лично побеседовать с Като-сан.
- Спасибо, Хидэёси-Сенсей. - поклонившись, мужчина вышел из кабинета.


- Соу-ске, Со-у-ске, - прозвучало из темноты.
Като обернулся. Из тени показались два больших желтых глаза. Юноша испуганно вскрикнул, вскочил на ноги и попятился к стене.
- Кто ты? - сглотнув, спросил он.
- Соу-ске, - пара глаз приближалась, и из мрака выползла огромная змея черновато-зеленого цвета.
- Кто это? - громче и более уверенно повторил Като.
- Разве ты не знаешь кто Я? - прошипела тварь, демонстрируя свой длинный раздвоенный язык.
- Нет, Я не знаю кто ты! - страх в голосе уступил место гневу. - Это чья-то глупая шутка?
- Меня зовут Кьёка Суйгетсу.
Удав совсем близко подполз к лицу Като, и язык уже касался кожи. Юноша зажмурил глаза, а когда открыл их, в комнате никого не было. Она была привычно наполнена темнотой и тишиной, лишь на полу лежала длинная серебристая катана.


Занятия заканчивались, как обычно, поздно, и студенты уже разбредались по своим комнатам. Учебные корпуса опустели. В аудитории одиноко сидел Като и дописывал изложенное на доске заклинание Бакудо. Из-за того, что большую часть занятия он витал в облака, ему пришлось задержаться. Новый Путь Связывания оказался сложным, и его объяснение заняло почти всю доску.
- Сложно будет это все запомнить, - вслух простонал юноша.
- Ничего, все придет с опытом, наберешься силы и даже название не потребуется, - раздался голос с последних рядов.
- Ммм, - ученик резко обернулся.
За столом сидел седобородый старик и внимательно смотрел на юношу, подперев лицо рукой.
Като встал, поклонился сенсею и робко произнес:
- Здравствуйте, Хидэёси-Сама.
- Здравствуй, здравствуй, Като Соуске, - прохрипел старец, кивая головой. - Долго ты уже здесь сидишь, не надоело учиться?
- Нет, что вы, Я…Я, - пытался вымолвить Соуске, но нужные слова не приходили ему в голову.
- Когда я был молод и учился в Академии, то так же засиживался допоздна в классе, но как давно это было… - старик мечтательно посмотрел в окно.
- Извините, Хидэёси-Сама, вы о чем-то хотели поговорить со мной? - после некоторой паузы нерешительно начал Като.
- О, прости, Я замечтался, вспомнил прожитое! Скажи мне, Като, как ты считаешь для чего нужны Шинигами?
- Шинигами…шинигами нужны для уничтожения пустых и освобождения мира живых от них.
- Хм… - Сенсей поднялся на ноги и стал спускаться к Като. - В этом вся ошибка молодежи, вы заблуждаетесь на корню. Мы – шинигами - не охотники на пустых, мы - боги смерти. Наша основная задача - переправлять души умерших людей из мира живых в наш мир. Мы - связующее звено между жизнью и смертью, между человеческой реальностью и Обществом Душ. А борьба с обитателями Уэко Мундо есть всего лишь преграда, встающая на пути к основной цели.
Договорив последние слова, старик заглянул в глубокие карие глаза.
- Как многому тебе еще надо научиться, Като Соуске.


Шло очередное занятие по Хакудо. Двое юношей усердно оттачивали техники боя, хотя со стороны это больше напоминало обыкновенную драку. Остальные ученики окружили дерущихся и внимательно наблюдали за каждым движением.
Неожиданно в класс забежала высокая девушка, поклонилась наставнику и передала сверток. Из класса она исчезла также быстро, как и появилась. Внезапное появление гостьи привлекло всеобщее внимание, и усердное изучение Хакудо остановилось.
- Като Соуске, пройдите ко мне, - приказал наставник, кладя прочитанную бумагу на стол. - Я получил приказ о вашем переводе на 3 курс.
- Как на 3 курс? Разве Я могу… Почему? - тихо проговорил Като, настолько тихо, что его голос не был слышен среди гула голосов, обсуждающих новость.
- Никаких вопросов! С завтрашнего дня вы - ученик 3 курса. Тихо! Продолжаем тренировку!


Эту ночь Като не мог сомкнуть глаз. Одна мысль не давала покоя.
«Почему именно я? Что-то со мной не так?»
И когда наступило утро, помятый и с синяками под глазами, он пошел на занятия.
Классы 3 курса располагались в другом корпусе, но он был весьма схожим с таковым для первокурсников, поэтому Соуске без труда нашел нужную дверь. Войдя, он обнаружил, что практически все места в аудитории были заняты, а наставник что-то писал, сидя на своем месте.
- Здравствуйте, Токудайдзи-сан, Я - Като Соуске, - поклонившись, произнес юноша.
- А, Като-сан, здравствуй, проходи, садись, - равнодушно ответил мужчина. - Итак, начнем…
Растерянный Соуске прошел к свободному месту. Сев, он с удивлением уставился на соседа: парень отличался весьма странным цветом волос - половина его головы была кислотно-салатовая, другая половина - красная в желтых пятнах.
- Ты не первый, кого переводят с другого курса к нам, - тихо проговорил разноцветный сосед.
- Да?
- Да, поэтому свиноподобный бегемот и не удивился, - практически в полный голос сказал парень.
- Свиноподобный кто? - глаза Като округлились.
- Токудайдзи-сан похож на бегемота и свинью одновременно, вот я его так и назы…
- Кобаяси, будьте любезны, замолчать, - резко оборвал его преподаватель.
- Меня зовут Кобаяси Хотака, - очень тихо произнес юноша.
- Като Соуске.
- Очень приятно.
- Мне тоже.


- Ну, сколько раз Я тебе говорил! Хватит экспериментировать со своими волосами, а то скоро будешь носить модную прическу - лысина называется, - размахивая руками, громко отчитывал Като своего приятеля с бирюзовым цветом волос.
- Ничего ты не понимаешь! Я хочу выделяться из толпы, а не оставаться коричневой мышью, - ехидная улыбка расплылась на лице.
- Какая мышь, ты на что намекаешь? - отвесив затрещину, провопил Соуске. - Год общаемся, ты пятый цвет волос уже меняешь, может пора остановиться?
- Объясняй тебе, не объясняй… Кстати, мы опять рванем ко мне на каникулы? Сестренка все уши прожужжала: «Когда приедет Като-сан?»
Этот вопрос загнал Соуске в тупик.
«Нет, Я не могу больше ездить к нему, хватит, слишком, это уже наглость. А если все пойдет не так, что если…Нет, она не должна себя так вести.»
- Хотака-кун, давай в этот раз поедем на каникулы ко мне?
- Ты же говорил, у тебя какие-то проблемы дома? - юноша удивленно посмотрел на Като.
- Уже все нормально, ну так что, поедешь? К сожалению, у меня нет младшей сестры…
- Не издевайся! Сам виноват, влюбил в себя бедняжку. Я, как старший брат, вообще должен нос тебе за такое разбить! - в доказательство своих слов, Кобаяси покрутил кулак возле носа друга.
- Боюсь, боюсь! Можешь еще высвободишь свой Зампакту?
- Сколько можно!!!! Если ты уже достиг шикая, то не все же… то не всем это дано так скоро!!! - раскрасневшись, обиженно бубнил Хотака, но потом с грустью добавил. – Везет! Девчонки в тебя влюбляются, Зампакту есть, в Кидо уже до 45 уровня дошел! Как у тебя это получается?
- Хватит, хватит, Я уже краснею, - с театральной наигранностью ответил Соуске, но в мыслях было совершенно другое.
«Тебе такую мать, ты бы и 60 уровень освоил. И все равно… Я недостаточно умен и силен для нее. Все равно - бездарность и тупица!!!!»


Вот и наступили долгожданные каникулы. Весна, как всегда, радовала своей погодой, и сакура должна была скоро зацвести. Все стремились как можно быстрее покинуть стены Академии и попасть, наконец, на свободу. Свободу от тренировок, от заклинаний, от подготовок домашнего задания. Ведь такая удача выпадает нечасто - всего несколько раз в году.
Ученики один за другим покидали Академию. За аристократией приезжали рикши или слуги с паланкинами, бедное же сословие отправлялось домой на своих двоих. Но все как можно быстрее убегали, будто боясь, что каникулы отменят. Лишь двое учеников не торопились. Один из них стоял у ворот и озирался по сторонам.
- Ну что, пошли? Что ты стал, как вкопанный? - толкая остановившегося приятеля, нетерпеливо произнес юноша с бирюзовыми волосами.
- Странно, почему нас не встречают? Я же отправил ей письмо, что приеду и не один!
- Да не переживай ты! Что, мы сами не доберемся?
- Доберемся, но все же… - Като продолжал вертеть головой из стороны в сторону.
- Пошли. Если мы так и будем стоять здесь, то вряд ли попадем к тебе!
- А если заблудимся?
- Ты что, дорогу домой не знаешь? – удивленно посмотрел на товарища Хотака.
- Не то, чтобы не знаю… Я ее очень смутно помню, я давно не был дома.
- За несколько месяцев успел забыть?
- Нет, Я не был дома 1,5 года, - спокойно ответил Като, разглядывая свои дзори.
- Прости, Я думал ты ездил…
- Нет, Я всегда оставался в Академии и тренировался, - все еще не отрывая напряженного взгляда от дзори, продолжал юноша.
- А почему ты мне никогда не говорил? И вообще, ты мне ничего о себе не рассказываешь, - обиженно пробурчал Кобаяси.
- Просто нечего рассказывать.
- Ну, например, кто твои родители, почему ты поступил в Академию?
- Моя мать принадлежит к одной из ветвей рода Кучики…
- КУЧИКИ!!! Ничего себе! Это же один из четырех благородных кланов!!! - завопил парень, раскинув руки так, что чуть не сшиб своего собеседника.
- Ну не к основной ветви рода. А отец был из рода Като, мелкая аристократия, - спокойно продолжал Соуске.
- А почему был?
- Он погиб, когда Я был еще маленьким. Я его даже не помню.
- Прости, Я не знал, - с грустью в голосе протараторил Хотака, но через секунду грусть куда-то улетучилась, и он продолжил свой допрос. - Нам долго еще идти?
- Нет, не очень. Минут через пятнадцать мы придем к поместью.
- Здорово!
И дальше они пошли молча. Каждый думал о своем.
«Интересно, какой был отец? Говорят, я очень похож на него. Как бы все сложилось, если бы он был жив!.. Все могло быть совсем по-другому…»
- Соуске-кун, конечно это не мое дело, но как погиб твой отец? - Кобаяси посмотрел в глаза другу.
- …
- Если не хочешь, можешь не отвечать. Я не настаиваю.
- Нет, не в этом дело. Я не знаю всех подробностей, и мне никто ничего не рассказывал. Я однажды спросил у матери, но она сказала: «Он умер и все, остальной тебя не касается». О, да, мы уже пришли! Видишь серые ворота? Нам туда!
Они подошли к воротам. Като настойчиво постучал по серой массивной двери. Через несколько минут в просвете показался старый мужчина в черном хаками и темно-синем косоде. Он удивленно посмотрел на Соуске, но через мгновение радостно прокричал:
- Соуске-тян, Кама-сама, почему вы не предупредили, что приедете? Вот так сюрприз! - размахивая руками, старик открыл шире дверь и жестами пригласил войти.
- Здравствуй, Кен-джи! Ты не знал, что Я приеду? - Като даже забыл о существовании своего друга, и если бы не «кхе-кхе» Кобаяси, то наверное последний так и остался бы стоять за воротами, дожидаясь пока его самовлюбленный товарищ вспомнит, что он кажется что-то забыл. - О, прости, Хотака-кун, проходи пожалуйста. Это - Кен-джи, наш управляющий, но для меня он как дедушка.
- Добрый день, э-э-э… - замешкался юноша.
- О, можете тоже называть меня Кен-джи! Здравствуйте!
- Кобаяси Хотака, -поклонившись, представился он.
- Проходите, вот будет удивлена Като-сама! Она вас и не ждет! - оживленно тараторил старик.
- Да, уж! - в сторону съязвил Соуске.
Во дворе все было по-старому: тот же пруд с небольшим мостиком, те же карпы, плавающие в нем. Только количество деревьев изменилось - больше стало ив и меньше сакур.
«Она их никогда не любила», - пронеслось голове Като.
Войдя в дом, Соуске попросил показать Кобаяси его покои, а сам быстрым шагом направился к комнате, окна которой выходили в сад.
- Мама, мам, - с нескрываемой радостью в голосе произнес он, открывая седзи, - Как Я…
- Прежде, чем вломиться в мою комнату, не мешало бы, и постучать, - холодно оборвала его женщина, стоящая у окна. - Что вам надо?
- Мама, то есть Като-сама, Я приехал на каникулы, - радость в голосе куда-то исчезла, а на смену ей пришли гнев и обида.
- Зачем? - не оборачиваясь, тем же ледяным тоном произнесла она.
- Я так долго не был дома, я так скучал, - последние слова были произнесены шепотом, будто с надеждой на то, что адресат их не услышит.
- Скучал? Как предсказуемо. Такой, как ты, только и может, что скучать. На большее подобная порода людей не способна, - после этой фразы женщина развернулась и посмотрела на юношу.
Она нисколько не изменилась. Та же челка, то же оданго, те же большие выразительные карие глаза. Только в прическе появились едва заметные серебряные линии волос.
- Что-нибудь еще хотели сообщить, Като-сан?
- Нет, - Соуске уже открыл седзи, но, вспомнив о Кобаяси, обернулся. - Я приехал не один, со мной мой друг, мы учимся вместе.
Ожидая ответа, юноша в надежде посмотрел на женщину, но она вновь повернулась к окну и явно не собиралась более с ним разговаривать. Подождав несколько минут, он вышел из комнаты, плотно закрыв за собой седзи.
Войдя в гостиную, Като сел в кресло и с грустью уставился в окно.
- Чего грустишь? - прогорланил его приятель.
- А, ой, прости, Я задумался, - с наигранной веселостью ответил он ему. - Давай Я тебя сад покажу.
- А давай, ты сад мне не будешь показывать, а покажешь лишь одну комнату: столовую или кухню, или где у вас кормят, - пробормотал Хотака и жалобно уставился на приятеля.
- Ты неподражаем! Через пятнадцать минут должны накрыть на стол. Пошли, нам в другое крыло дома.

Столовая оказалась большой светлой комнатой с бежевыми стенами и темно-коричневыми татами на полу. Стены украшали картины. Три небольших полотна - один и тот же горный пейзаж на них, только изображенный в разное время. Не время года, а именно время. Создавалось такое чувство, что между написанием этих картин минуло не одно столетие.
В центре столовой стоял старинный квадратный стол, уже изысканно сервированный. Аромат еды распространялся по всей комнате.
- Как Я голоден, - заныл Хотака. - Такое чувство, что Я не ел три дня.
И в доказательство слов хозяина его желудок издал долгое протяжное урчание.
- Давай садиться, - предложил Като.
- А как твоя мама, может нам следует ее подождать?
- Я не знаю, будет ли она обедать с нами. Скорее всего, нет, так что мы можем садиться.
Оба друга опустились на колени подле стола и уже собрались есть, как резко открылись седзи, и в комнату вошла высокая женщина. Её черные длинные волосы были распущены и ниспадали на плечи и спину, делая ее похожей на молоденькую девушку. На вид ей нельзя было дать больше 25 лет. На ней было геротомэдэ цвета слоновой кости и зеленый оби. Низ ткани был расписан причудливыми черно-зелеными узорами.
Юноши резко вскочили со своих мест и поклонились вошедшей женщине.
- Здравствуйте, Като-сама, - робко сказал очарованный Хотака.
- Здравствуйте, Кобаяси-сан, - с улыбкой на лице и теплотой в голосе произнесла госпожа. - Присаживайтесь, пожалуйста.
Кобаяси быстро сел, а Като так и остался стоять и удивленно смотреть на свою мать.
«Как она узнала его имя? Ах, я же написал его в письме. Значит она все-таки получила.… Да, я и забыл как она меняется при посторонних. Почему со мной она не остается всегда такой?»
- Соуске-тян, - ласково произнесла женщина, - садись, почему ты стоишь?
«Лицемерка!!!» - пронеслось в голове у кареглазого юноши. Он сел рядом с Хотака и начал молча есть, пока его мать вела милую светскую беседу с его другом.


Незаметно пронеслась неделя каникул, а за ней прошли и 1,5 года обучения в Академии. Близились выпускные экзамены, и большинство шестикурсников не спали по ночам, готовясь к сдачи дисциплин.
Самым важным и опасным заданием было самостоятельное уничтожение пустого в мире живых. Для этого учащихся отправляли в человеческую реальность без надзора наставников. Помимо уменьшения силы пустого, для большей безопасности, учеников разбивали на пары, где один был командиром, а второй - подчиненным.
- Завтра мы пойдем в мир живых!!! - неугомонно трещал Хотака, ерзая на скамье.
- Меня почему-то не радует эта идея, - флегматично отозвался Като.
- Ну что ты!!! Будет весело!!! Мы его в два счета сделаем, - он с силой ударил рукой по столу.
- Да уж.
- Какой ты пессимист!!! Ничему не радуешься!


В мире живых все было по-другому. Даже окружающий воздух был каким-то странным, непривычным.
- Я раньше никогда не был на грунте, - спускаясь на землю, произнес Като.
- А Я был! У нас на 2 курсе было задание, -приземлившись рядом с ним, отозвался Кобаяси.
- Нам здесь сказали ждать?
- Да, здесь. Квадрат 5А.
- Интересно, когда он появится, и появится ли вообще? - равнодушно сказал Соуске.
- Ну, на тех, кто вчера был на грунте, он сразу напал.
- Надеюсь, у нас будет тоже, а то Я сейчас усну, - широко зевая, промычал Като. - Уже третий день не сплю. Каждый раз какие-то проблемы. Если мы быстро закончим, то Я, может, хотя бы сегодня высплюсь.
- Слушай, ты поспи пока, а Я подежурю. Если он появится, то Я тебя разбужу. Но, думаю, ты и сам проснешься!
- Ты уверен? Точно все будет в порядке?
- Точно!!! - Хотака хлопнул друга по плечу.

Като проснулся от громкого шума. Подскочив, он увидел, что к нему движется огромное червеобразное существо с белой маской на голове. Юноша не мог понять, сон это, или реальность. Но когда чудовище подползло совсем близко и разинуло пасть, стало ясно, что все происходит наяву.
Он быстро схватил свою катану, и, пытаясь защищаться от пустого, нанес удар по длинному телу. В ответ существо постаралось придавить худенького юношу. После нескольких безуспешных атак, Като все же удалось разрубить маску пустого и уничтожить его.
Он в волнении оглядывался по сторонам.
- Кобаяси! Кобаяси! Где ты? - орал Соуске. - Кобаяси! Нет!!!
Юноша наконец заметил лежащего на земле друга в окровавленным косоде.
- Кобаяси! - Като уложил голову Хотака к себе на руку, а другую руку подложил под спину, - Кобаяси, очнись.
Раненый приоткрыл глаза и посмотрел на Соуске.
- Соуске-кун…
Его голоса практически не было слышно. Из уголка рта потекла струйка алой крови.
- Соуске-кун, Я тебя не разбудил.
Слабая улыбка появилась на бледном лице.
- Помолчи, не говори. Сейчас Я вызову подкрепление, и мы сразу попадем в Общество Душ. Там тебе помогут! Пожалуйста, только держись!!!
- Прощай… - глаза юноши так и остались открытыми.
- Нет, пожалуйста, Хотака, не умирай, - кричал Като и тряс бездыханное тело. - Не умирай, слышишь меня, не умирай!!!
Но товарищ его уже не слышал.
Когда за ними пришел специальный отряд, он так и сидел с телом мертвого друга на руках.


Всю ночь Като мерил шагами свою комнату.
«Что мне теперь делать, как жить? Если Я скажу правду, что уснул, и что именно Я виноват в смерти Кобаяси, меня выгонят из Академии, или даже будут судить. А если Я совру, то тогда предам Хотака. Я не знаю, как быть! Как Я хочу все бросить, и убежать, куда глаза глядят!... Это Я во всем виноват.… Почему Я послушал его.… Зачем!?»


На следующий день были похороны погибшего ученика, но Като не отпустили на них, оставив в Академии.
Утром к нему в комнату зашел мальчик с донесением от Хидэёси-Сама.
- Вы должны немедленно к нему зайти, мне приказано проводить вас, Като-сан. Я буду ждать на улице.
Соуске быстро оделся и вышел из комнаты. Корпус, где находился кабинет Хидэёси-Сама располагался совсем не далеко от корпуса с комнатами для учеников, и Като шел туда минут пять, но эти пять минут показались ему вечностью.
Сенсей ждал его на улице, и, вместо допроса в закрытой комнате, предложил прогуляться по саду.
- Я не собираюсь пытать тебя и выяснять, что произошло, - спокойно начал старик. - Я хочу, чтобы ты сам мне все рассказал.
- Когда мы попали в мир живых, - после минутной паузы заговорил Соуске, - то очень долго ничего не происходило, и мы просто сидели на одном месте.
Рассказ прервался. Като потер виски.
«Что делать дальше, что? - стучало в голове, - Надо быстрее решать!»
- Ты можешь не спешить, Я все понимаю, - Хидэёси-Сама сочувственно посмотрел на юношу и тихо вздохнул.
- Да, ничего не происходило, и Кобаяси-кун предложил мне разделиться и обойти округу. Я согласился, и когда завернул за угол здания, то услышал крик Хотака. Я…Я… - юноша замолчал. - Простите, Я сейчас соберусь. Я кинулся на крик и увидел пустого, движущегося на меня. После схватки, мне удалось его убить, и лишь потом заметил Кобаяси, лежащего на земле. Когда Я подбежал, он был уже мертв. Это только моя вина, это Я во всем виноват!!! - последние слова Като уже кричал, но старик его уже не слушал.
Он остановился и задумчиво смотрел куда-то вдаль.
- Это не только твоя вина, - после минуты гнетущей тишины заговорил Сенсей. - Здесь виноваты все, и Я в том числе. Ты не должен себя винить. Если ему было предрешено умереть, то мы ничего не могли бы сделать…
Вновь повисла пауза. Като казалось, что парализующая тишина сейчас раздавит или поглотит его. Но лучше бы так и было, чем стоять и ждать приговора из уст Хидэёси-Сама.
- А что мне теперь делать? - совсем тихо спросил Соуске.
- Ты поедешь домой, Я уже отправил твоей матери письмо. Так что можешь сегодня уже уезжать.
- И все?!
- Да, ты ожидал чего-то еще? Я, думаю, что ты и так уже наказан, - старик заглянул в глаза юноши, - Ведь я прав?
Ответа не последовало. Като только отвел взгляд в сторону.
- Хорошо, ты можешь идти.
Молодой человек поклонился старцу и быстро удалился.
«Как Я мог, какой Я трус! - почти бегом Соуске устремился в свой корпус. - Какой же Я трус!»
Забежав в комнату и плотно захлопнув седзи, он лег не футон и накрыл голову подушкой. Но это не избавило от шума голосов и мыслей в его голове.


Домой Като попал ближе к вечеру. Солнце уже садилось за горизонт и окрасило все вокруг в золотые тона. Это было настолько чарующе, что юноша не захотел идти в душные комнаты, а решил остаться в саду. Соуске сел на кресло и грустно разглядывал свою тень.
- Зачем ты вернулся? - Като не мог не узнать этот ледяной бесчувственный голос, раздавшийся из-за спины.
Он не встал и не поклонился. Он даже не обернулся, так и продолжая сидеть и смотреть на свою тень.
- Я, кажется, задала тебе вопрос!
- Разве Вам не все равно? - обернувшись, бросил Като.
- Пока Я хозяйка этого дома, и требую, чтобы ты вел себя подобающе! - в голосе явно чувствовался гнев.
- Вам должны были отправить письмо.
- Я ничего не получала, так что извольте сами объясниться.
- При выполнении задания погиб Хотака, и Я не смог его спасти.
- Всегда знала, что ты слабак и не можешь совершить ничего достойного. Даже друга не смог спасти, и, как последний трус, прибежал домой прятаться.
- Мама, прошу не надо. Мне и так тяжело, - с мольбой в голосе прошептал Соуске.
- Не называй меня «мам»! Для тебя Я - Като-сама. Ты всем портишь жизнь, тебя надо было убить еще в младенчестве, - с ненавистью и презрением в голосе произнесла женщина.
- Нет, не говори так!!!- закричал, поднимаясь на ноги, Като. - Не надо так, пожалуйста! Мама! Мама!
- Из-за тебя и твоего отца моя жизнь была испорчена! Если бы не ты, все было бы по-другому! Я ненавижу вас!!!
- Пожалуйста, мама, я тебя очень люблю, не говори так!!! - юноша попытался положить руки на плечи женщины, но она оттолкнула его.
- Не смей прикасаться ко мне, или закончишь как твой отец!
- Что? - замерев, произнес Соуске.
- Что слышал! Закончишь как твой отец!!!
- …
- Это Я его убила!!! Вернее, я пыталась убить тебя, но он попал под удар, закрыв собой свое жалкое отродье!
- Нет, нет, Я тебе не верю, - закрыв глаза, тихо шептал Като.
- Я бы и тебя убила, если бы не мой отец! Он вмешался, и все испортил. Хотя нет, если бы не он, меня наверное казнили бы. Он скрыл все и представил так, что мой «обожаемый» муж умер в результате несчастного случая.
- Как ты могла? Почему?.. За что ты так нас ненавидела? - потирая виски, выдохнул Соуске.
- Вы испортили мою жизнь! Если бы не ты и твой отец, Я была бы женой главы клана Кучики! Моя мать была сестрой Гинрея Кучики. Еще в детстве они договорились, что их дети должны пожениться, но мой отец был против этого. Он решил, что Като - лучшая партия для меня, чем сын Гинрея. Конечно, ведь он ненавидел его… Меня, как положено, даже никто не спросил. Никто не поинтересовался, какие чувства испытываю Я!!! Сначала Я думала, что смогу освободиться от Като, но затем появился ты, и лишь сильнее привязал меня к нему, - после некоторой паузы она продолжила. - Лучше бы ты умер, чем твой друг!!! Поверь, Я, может быть, даже пустила бы слезу на твоих похоронах!
- Не говори, замолчи!!! - схватив мать за плечи, кричал Като.
- Может быть, если бы ты хоть чуть-чуть был похож на меня, Я бы.… Но ты, как твой отец. Ты трус и слабак! Ты ничего не добьешься! Ты - мой самый большой позор!!!
- Замолчи!!!
Едва произнеся это, юноша выхватил катану и нанес удар ей в грудь.
- Никогда! Никогда не говори мне этого! Я не слабак! Я всего добьюсь в этой жизни! Даже когда дойду до вершины, Я всегда буду стараться преодолеть её и стать еще сильнее, - говорил он, ощущая на лице прерывистое дыхание матери, которое с каждой секундой становилось слабее. - Запомни это!
Он вынул ками из бездыханного тела женщины, и оно упало на траву, окрашивая её в алый цвет.
- Като Соуске умрет вместе с тобой, - равнодушно произнес он, высокомерно смотря на лежащую возле его ног мертвую мать. - Больше его нет и не будет! Разломись, Кьека Суйгетсу!
После этих слов рядом появилось еще одно мертвое тело, с таким же ранением в груди. Копия юноши с каштановыми волосами, который теперь быстро покидал сад.
«Като Соуске теперь нет. Есть только Айзен Соуске. Да, Айзен. Всегда любил синий цвет».

URL
Комментарии
2009-09-22 в 20:57 

Большое спасибо за исправление моей жутко граммотной речи Аянами-тян

URL
2009-09-22 в 21:01 

Я ищу путь в иные миры...
*Airi*, :shy:, усе, сейчас начну смущаться))) Я такая ЖУУУТКО грамотная:lol:

Если хочешь

2009-09-22 в 21:05 

Я ищу путь в иные миры...
А здесь сообщество фанатов Айзена-сама;-):
pay.diary.ru/~aizen-taichou/

2009-09-22 в 21:06 

Спасибо!

URL
2009-09-23 в 19:06 

Перчитала еще раз, вот бред!!!

URL
2009-09-23 в 19:28 

Я ищу путь в иные миры...
*Airi*, а мне сюжет нравится! Необычно, хотя местами немного притянуто за уши)) Но для первого опыта - очень хорошо!

   

Темные мыслишки светлой головы

главная